• Места
  • Люди
  • Жизнь в Израиле
  • Культура
  • Репатриация
  • Туризм
​Хайфа стиля Баухауз

Культура


Тони Барлам
Израильский гид, живет в Хайфе. Знает и любит историю этой земли.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.
Хайфа стиля Баухауз.

​Хайфа стиля Баухауз


Адольф Гитлер не любил Баухаус. Довольно странное и даже резкое начало для статьи о том, как этот архитектурный стиль представлен в израильском городе Хайфа, скажете вы. Согласен, но все же начну именно так, и вы увидите, почему.

Не мог терпеть авангарда в искусстве

Итак, Адольф Алоизиевич Шикльгрубер, полагавший себя Великим архитектором Третьего Рейха, не любил евреев, решительно отказывая им в положительных свойствах вообще и в способностях к творчеству – в частности, а еще, как всякий реакционер и посредственность, терпеть не мог любого авангарда в искусстве, и особенно – стиль Баухаус, который почему-то ассоциировался у него с нелюбимыми евреями. Неудивительно, что евреи не любили Гитлера и любили Баухаус. К несчастью, у неудавшегося архитектора и успешного вождя возможностей было больше, и в 1933 году он закрыл помимо прочего и евреев, и школу Баухаус.

Те евреи, которым посчастливилось вырваться из Фатерлянда, захватили любимый стиль с собой – в том числе и в Палестину, куда в тридцатые их приехало аж 90 тысяч. И несмотря на то, что приехали они в большинстве своем со средствами, их тотчас начал портить проклятый квартирный вопрос, стоявший здесь не менее остро, чем в булгаковской Москве. Вообразите себе этих состоятельных людей свободных профессий, ютящимися в коммуналках и тратящими на это порою более четверти, а то и трети своей зарплаты!

Противодействие культур

Надо сказать, что немецких евреев арабы тоже не полюбили. Местные сефарды были так давно и прочно вписаны в левантийский контекст, что арабское большинство воспринимало их как привычную часть ландшфта, вроде верблюдов. А вот в ашкеназах – образованных, организованных, не по-местному энергичных и совершенно не желающих вживаться в здешнюю культуру – арабы увидели угрозу для своего уклада, и небезосновательно.

Рассмотрим этот конфликт культур на примере архитектуры и строительства в городе Хайфа, где в отличие от совершенно еврейского Тель Авива арабы многие века мирно сосущестовали с евреями.

До 1918 года строительством в Хайфе промышляли арабы – каменотесы, резчики по камню, каменщики, известежоги, штукатуры, столяры и плотники, работавшие в традициях османского стиля “Ливан” под руководством османских же архитекторов и инженеров. С приходом в 1918 году британцев все изменилось. Нет, в числе первых декретов новой власти было даже указание облицовывать все здания в Палестине камнем, дабы сохранить аутентичный колорит, но вот сам характер британского присутствия здесь этому колориту противоречил, поскольку завоеватели пришли подстраивать, а не подстраиваться. Их арабы любили немногим больше, чем пришлых евреев, потому что, в рассматриваемой нами частности, они а) стали вводить новые стандарты и порядки строительства, ибо всегда и во всем приветствовали инновации; б) пустили сюда много европейских евреев. У британцев, разумеется, имелись свои архитекторы, но к середине тридцатых четверть местных зодчих были евреи, бежавшие из Германии, а если считать вместе с теми, кто учился у них здесь, то получится, что две трети зодчих в Палестине исповедовали самые передовые немецкие идеи. И идеи эти шли вразрез с арабским традиционализмом.

Баухауз поборол жилищный кризис

В добританскую эру эти места практически не знали армированного бетона, но уже в первые годы британской власти строить стали в основном из него. И вот тут прошла первая трещина между арабами и евреями – последние дерзко вторглись в строительный бизнес, начав производить все ингредиенты бетона: цемент, щебень, арматуру. Вскоре арабам уже пришлось удовлетворяться облицовочными подрядами, благо британское постановление им эту работу гарантировало, либо ввязываться в конкурентную борьбу с евреями.

Чем больше приезжало в Палестину евреев и арабов, там острее становился жилищный кризис, поэтому к началу тридцатых самые упертые романтики от архитектуры – даже такой кит, как первый руководитель архитектурного факультета Техниона, (здание которого сам и спроектировал), Александр Бервальд! – перестали изобретать особый стиль и перешли в лагерь Баухаус.

Отличительные черты Баухауза

Тут в самый раз будет сделать отступление на тему этого архитектурного течения.
Интернациональный стиль – последний из чистых стилей – получил свое название от основанной в 1919 Вальтером Гропиусом в Мюнхене школы дизайна Bauhaus, что я для себя буквально перевожу как Стройдом. Не имея цели углубляться в историю сего замечательного учебного заведения, постараюсь лишь объяснить суть разработанного в его стенах стиля: технология, минимализм, простота, возведенная в абсолют, чистота линий и форм, то есть отказ от любого украшательства. Ни тебе колонночки, ни тебе наличничка – лишь белые прямые, изредка закругленные стены, прорезанные там и сям окнами и дверьми строгих геометрических форм, сочетание которых служит единственным украшением зданий. На этом фоне даже чередование широких и тонких металлических полос в перилах покажется декоративным изыском.

Вы, конечно же, обратили внимание на то, что просвечивает в этих принципах. Для разоренной Первой мировой войною Германии да и для всей прочей Европы важно было строить много жилья, строить быстро, просто и по возможности дешево. Задачей же талантливых людей – Вальтера Гропиуса, Ханнеса Мейера, Миса ван дер Рое, Эрика Мендельсона, Василия Кандинского и многих других – было эстетическое оформление социального заказа, и талантливые люди с задачей справились блестяще.

Британская облицовка и еврейский труд

Но парадоксальным образом старушка Европа небогата проявлениями Баухауса, из-за чего ярым любителям приходится ехать за ними в Тель Авив и Хайфу. Почему же именно здесь, а не там стиль расцвел пышным цветом? Ответ прост: в инертной Европе направление было воспринято скорее как манифест, как повод к размышлению, а вот в Палестине он пришелся как нельзя кстати – города строились здесь и сейчас по единому проекту, средства были весьма ограничены, а профессиональных строителей не хватало катастрофически. Чтобы стать каменотесом или резчиком, необходимы годы практики, чтобы научиться замешивать бетон и бегать с тачкой или ведром, довольно недели. А бетон, как мы помним у евреев был свой. То есть таким образом решались две насущные проблемы: потребность в доступном большинству жилье и отсутствие профессиональных строителей.

Между прочим, многие проектировщики работали и на строительной площадке в свободное время. Арабские же професионалы посещали еврейские стройки лишь с тем, чтобы облицевать стены камнем согласно британскому требованию, однако в 1936 началось всепалестинское восстание арабов против властей (а на самом деле – против приезда европейских евреев), поэтому стиль Баухаус приобрел, наконец, замысленную создателями чистоту – отныне стены лишь штукатурили и белили. Если же здание выстроено в стиле баухаус, но облицовано камнем, то скорее всего построено оно было до тридцать шестого. Такие можно видеть в большом количестве на улицах центрального Адара (Герцль, ха-Халуц, Герцлия).

В итоге арабы из принципа евреев и Баухаус не полюбили и продолжали строить в своем вкусе, пусть и из железобетона, и обкладывать камнем. По большей части так выглядят все дома в нижних районах города.

Евреи же научились строить дешево и сердито, современно, демократично, стильно. Они сбивались в небольшие коллективы, артели, кооперативы, и сами строили себе жилье, однако за неимением подъемных кранов и прочих благ западной цивилизации вынуждены были ограничиваться двух-трехэтажными, редко – четырехэтажными домами. По этой причине многоэтажные здания в новом стиле строились только крупными подрядчиками и, как правило, в стратегически важных с точки зрения бизнеса местах, например, вблизи порта. Впрочем, несколько больших доходных домов можно увидеть и в самом сердце Адара, близ старого Техниона.

Изначально стиль делал свое дело: в частности воспитал эстетическое чувство мноих израильтян, не видевших правда, к сожалению, той классической архитектуры, которую очень хорошо знали переосмыслившие ее создатели стиля Баухаус. У неискушенного местного населения образовался своеобразный пробел – архитектура скакнула из каменного века сразу в железобетонный, минуя золотой, бронзовый и серебряный.
Неудивительно, что большая его часть по сей день считает внешнюю эстетику бесполезным баловством. Поэтому дома престраиваются, появляются новые окна и двери, лоджии и навесы. Белизна стен уходит, стены завешиваются кондиционерами, электрическими кабелями и водопроводными трубами, и в результате, конечно, былой шарм немного теряется. Однако попытки возродить репутацию Баухауса не прекращаются в Тель Авиве, начались в Хайфе и будут продолжаться повсюду, где он есть. Тем более, что уже скоро этот стиль перейдет в разряд классических. Другого-то видимого прошлого у нас нет.

А мы? Мы же просто обязаны любить Баухаус, хотя бы потому что его не любили арабы и Гитлер, ведь верно? :)

Тони Барлам
Израильский гид, живет в Хайфе. Знает и любит историю этой земли.
6
архитектура, хайфа, история

Вопрос или комментарий?

Чтобы написать комментарий, пожалуйста войдите »

vk
 
Галь Гутцайт    23.05.2015 в 08:36
Тони шалом!
Спасибо за интересную статью... всегда хорошо познакомиться с новыми гранями нашего любимого Израиля :)
А где все таки больше зданий баухауза, в Тель-Авиве или в Хайфе?
Спасибо.
ok
 
Майя Гутина    08.12.2014 в 15:28
Здравствуйте, Тони! Хорошая статья, но, право, жаль, что мы обязаны любить стиль Баухауз, потому что его не любили арабы. У нас и так много противостояния. Лучше было бы без этой строчки.